Поиск

Кирилл Симаков

#интервью

Расскажите пару слов о себе — кто вы?

— На самом деле тут пространство для креатива (смеется)! Я Кирилл, делаю стартапы последние 10 лет. Бóльшая их часть провальная. Одни закрылись, какие-то самые неожиданные стрельнули и начали приносить деньги пользователей и какой-то трек шел.


Кем вы хотели стать в детстве?

— Тут трудно сказать. Мне просто повезло на самом деле: где-то в середине девяностых смог заполучить компьютер, с которым я познакомился МСдосом и первыми версиями Windows. В них приходилось самому ковыряться, пытаться устанавливать пиратские игры, что-то чинить. А так, все зачастую идёт от родителей и от окружения. Если человек родился в интеллигентной семье поэтов, из него навряд ли выйдет программист. Мне повезло, что никто не мешал и не говорил кем мне надо стать и что мне делать. Я просто шёл за интересом и так совпало, что интерес был вокруг компьютеров. За счет этого и сформировался некий майндсет и понимание, что на компьютере можно создать свой маленький мир — игру или программу. Я зачастую делал какие-то мини-программы, чтобы было проще делать домашнее задание, облегчать себе жизнь. Это сформировало мой круг интересов и заставило думать немножко по-другому.


Когда впервые пришла идея создать свой стартап?

— Начал в 19 лет, дропнувшись с универа. В какой-то момент стал ходить по всяким конференциям, круглым столам, стартап-эвентам. Когда пришла идея стартапа, поехал отчисляться из Высшей Школы Экономики. По пути познакомился со своим будущим напарником, с которым мы потом и сделали наш стартап. У меня было одно вакантное место на всю маршрутку, куда он и сел. Так и познакомились (улыбается). Пообщались, контактами обменялись. Вечером решили встретиться, попить пива. Узнали друг друга получше, поделились своими идеями. И всё закрутилось: мы удачно сходили на круглый стол к Игорю Мацынюку, Алёне Владимировской и Мариенису, который нам сказал, что «вы облезлые студенты, у вас ни команды, ничего! Найдите себе хотя бы двух таких же людей, которые поверят в это дело, и посмотрим». Мы нашли двух ребят, но они не вытянули к счастью для наших знакомых одногруппников (улыбается). С ними-то мы в последствии и образовали дрим-тим. Спустя пару месяцев пошли на новый круглый стол, где сильно выделялись на фоне серийных предпринимателей и непонятных инфоцыган, пытавшихся стрясти деньги с инвесторов. Когда всех спрашивали, почему они пошли стартапы делать, все какие-то великие мысли рассказывали, а мы просто сказали, что хотим делать крутые штуки, лучше кушать и одеваться. Вот весь мотив (улыбается). С этими словами, с идеей на салфетке, нас и взяли.


Как вы поняли, что сделать «свое» реально?

— В конце нулевых пошла «движуха» Фейсбука и Инстаграма, понял, что могу и сам создать подобное и даже неплохо на этом заработать. Оказалось, чтобы собрать команду, не нужно быть сыном президента Газпрома и иметь миллиарды. Каждый сам кует свое счастье. Ты можешь сделать что-то полезное и интересное и построить компанию. Главное не бояться пробовать и не слушать вредные советы, которые будут давать 99% твоего окружения. Меня очень долго проследовала страшная фраза «Каждый сверчок знает свой шесток» (смеется). Когда говоришь, что хочешь как-то выделиться, сделать что-то новое, люди из твоего окружения пытаются засунуть тебя в ведро с названием «будь как все». Надо понимать, что стартаперы, особенно в наших широтах, — это люди с маленьким кругом общения. Они постоянно ищут социум, который бы их поддерживал. Обычно на старте всем близким друзьям это все очень далеко и непонятно. Грубо говоря, зачем рисковать, если можно работать в тёплом хорошем офисе с кофе и печеньками?


А как не потерять мотивацию, если близкие не верят в ваше дело?

— У меня в 18–19 лет подростковые чувства взяли верх, хотелось всем доказать, что «нет, я добьюсь!» (смеется). Когда делаешь что-то важное и интересное для других, а знакомые сидят на своих работах, получают все те же деньги и ничего у них толком не меняется, формируется некий панцирь. Появляется понимание, что ты делаешь все правильно, ты развиваешься. Поэтому нужно не бояться идти наперекор другим и выходить из зоны комфорта. Приходится делать осознанный выбор: добиться цели или отказаться от свободного времени и потерять большую часть своих знакомых и друзей.


Университет играет роль в развитии стартапера?

— Где-то я вычитал очень интересную фразу, которая определила мое направление (смеется): «Если хочешь делать стартап и открыть свою компанию, то будь готов, что следующие лет десять ты должен работать в позе сутулой собаки» (смеется). Мне помогло, что я со школы занимался олимпиадным программированием и постоянно челленджился тем, что вместо обычной программы изучал что-то своё. Всё это закрепилось и в универе. На первых двух курсах у меня была экспериментальная программа обучения: шесть дней в неделю по шесть пар в день, где были только математика и программирование. Всё было построено так, что мы обучались на износ. Сидеть, искать решение проблемы, быстро строить прототип, который пройдет определённый набор тестов — все это вырабатывает усидчивость. Но нет смысла по классике тратить всё время на обучение и пытаться заработать хорошие оценки. Такое обучение «вахтами» в реальной жизни не пригодится. Это как учиться воевать по книжке и на листочке, а потом с парашютом прыгнуть в поле с автоматом в руках. Книжки — это одно, а реальная жизнь совершенно другое.


Какие ваши 3 главных качества?

— Первое — это не бояться быть открытым к общению и коммуникации. Было забавно, когда я долго объяснял трекеру из фонда концепцию Monosnap, а потом просто сказал: «Мы делаем какую-то фигню, наши клиенты — Шопифай, Яндекс, IBM и Citrix». Оказалось, человеку неважно, что именно мы делаем, главное, что у нас уже есть клиенты. Второе — это терпение, усидчивость и сила для игры в долгую. Многие люди смотрят «Силиконовую долину» или «Социальную сеть» и ждут, что магическим образом быстро добьются успеха. Были кейсы, когда я нанимал тестировщиков, которые прошли трехмесячные курсы, и спустя время спрашивали: «А когда я стану программистом?». Средний возраст предпринимателей стартаперов в Штатах, например, где-то ближе к 40. Нужно получить опыт, набить много шишек и понять, что с первого раза навряд ли получится. Третье — это горящие глаза, много интереса и желание менять мир. Должен быть запал. Это как чтение энциклопедии про динозавров в детстве: всё это так увлекает, всё это так интересно, что ты поглощаешь информацию и постоянно ищешь что-то новое. Так же и для стартапера. На мотивации «просто денег заработать» далеко не уедешь. Должны быть цель, интерес, которые будут подпитывать мотивацию и помогут преодолеть «долину смерти».


Были ли какие-то забавные случаи в карьере?

— У меня как-то работал брат, у которого был брат-близнец, и они друг друга подменяли в офисе (смеется). Один за другого приходил на собеседование, выполнял тестовые задания, первый месяц отработал. Как всё улеглось, пришел обычный брат, который и искал работу. И такие кейсы были (улыбается).


Какие вещи о бизнесе обязательно нужно знать начинающему стартаперу?

— Самое важное — это замотивироваться, заразиться идеей. В стартапах нужно сделать одну единственную вещь: понять, насколько твоя идея пригодна. Чем быстрее ты сможешь это сделать и создать прототип, пускай даже в PDF, который ты нарисовал в Фотошопе, тем быстрее отправишь его клиенту. Если он готов заплатить за это деньги вперед или пообщаться с тобой — молодец! В принципе, можно научиться и программировать, и бизнес делать, просто сидя в Интернете. Нужен только телефон или ноутбук. Но обилие информации и разных мнений сильно мешают. Можно короткими итерациями совершать много ошибок и делать из этого выводы либо реагировать на происходящее вокруг и быстро искать выход. Но лучше всего попросить совет. Можно зафрэндиться с кем-то и в Зуме забукать созвон. Это будет даже более полезно, чем прохождение каких-то курсов и набивания хардовых скиллов, ведь это приведет к увеличению нетворка. Без ментора можно очень долго тыкаться и впустую тратить время. Стартапы делать, это как в Марио играть: можно на первом уровне 10 раз пытаться собрать какие-то монетки и грибочки и потом заново начинать, а можно попробовать до 100 уровня добежать, преодолеть все преграды и получить бóльший опыт.


VC8 — лучший друг стартаперов, а кто ещё?

— У меня нетворк вообще начался со «Стартап-котиков» (улыбается). Там просто общался с рандомными людьми, а потом меня занесло в группу Паши Хигая. Нужно найти место, где объединяются интересные люди. Можно даже просто в Фейсбуке добавлять рандомных людей, делать про себя интро, говорить «могу это и то», может, им будет интересно. Еще вариант сидеть в комментариях у известных людей с большим количеством подписчиков, там общаться, знакомиться. У меня нетворк строится с двух сторон: первое — это Митсапп и объединенные сообщества, а второе — Invest Blog. Там я пишу про инвестиции на бирже. Уже подписаны почти 20 000 человек, с ними делюсь своими идеями. VC8 же — это идеальный шанс окружить себя новыми контактами, попробовать выступить на сцене. В этом плане, наверное, это идеально. Вы создаете коммьюнити, приглашаете менторов и инвесторов, готовых общаться и давать фидбэк. Я, например, нашел первых знакомых именно в Митсаппе. Сейчас ко мне каждую неделю приходят 3 человека, с которыми происходят мэтчи. Это, кстати, о том, как развивать навык самопрезентации: пару лет назад мне было страшно курьеру перезвонить, когда пицца долго ехала (смеется).


Чем риск отличается от венчура?

— Для стартапера риск — это как встать с нагретого стула с чашечкой кофе из Старбакса и уйти в дикие леса. Хорошо, если есть подушка безопасности, благодаря которой можно 3–6 месяцев спокойно работать над своим проектом. Эти деньги потерять не страшно, ведь на самом деле это не риск, а опыт. Венчур — это другое, тут уже начинаются проблемы: некоторые люди стремятся пересесть с одного нагретого стула на другой. Серийные предприниматели, которые пытаются привлечь средства, закрывать ими какие-то задачи, а потом перекинуть всё это следующему инвестору. Венчур намного сложнее. В нем есть фоллоу-инвесторы, которые никогда не будут сами заключать сделки. Они просто вкидывают деньги и делят с кем-то риски. Есть лид-инвесторы, что труднее: на них все риски, валивидации и обязанность проводить дидилиженсы. Еще есть фонды. Если они смогут предоставить стартаперу экспертизу, это в разы увеличивает шанс отбить свои вложения и привести проект к успеху. Тот же «Y Combinator» отбирает лучших из лучших и уже потом прокачивает их своими связями, да еще и создает хайп в Медиа. Могут, конечно, и просто денег дать и как маленького ребёнка скинуть в бассейн с ноги а-ля «выплывет – не выплывет». Это тоже своего рода стратегия.


На какие категории вы делите людей?

— Можно сразу понять свой человек или чужой. Важно уметь отличать самозванцев, которые пытаются прилипнуть, сесть тебе на шею и прокатиться. Они стремятся денег заработать, до ближайшего раунда добежать, чтобы опцион получить и откланяться. Несколько раз я попробовал собирать небольшие коммьюнити для выступления, человек 20–50. Кто оставался со мной спустя 3–4 часа, приглашал на собеседование. В людях должен быть неподдельный интерес. Получить денежку и чилить на выходных — это не про стартапы. Во время кранчей, когда что-то падает, ломается, нужно скорее все делать. И неважно, что выходной или что уже семь вечера. Клиентов на старте нужно искать более отзывчивых и открытых, тех, кто поможет развить продукт, сможет дать импакт. Пытаться сразу раскусить твердый орех в виде энтерпрайза не стоит. Долгострои не подходят для чего-то быстрого и инновационного. Они будут хотеть функцию, софт или еще что-то, заплатив за это как можно меньше денег. Если есть форма оплаты, и они готовы купить все — о'кей, взаимодействуй. Если начнут продавливать свой интерес, заставлять тебя что-то доделывать себе в убыток, надо говорить нет. Будет очень большой соблазн поверить в то, что эти крупные ребята после работы тебе заплатят. Но когда пару раз обожжешься, поймешь, что на первых порах нужны люди с такими же горящими глазами, как твои.


Расскажете о неудачных стартапах?

— За 10 лет было 5 стартапов. Я, можно сказать, закалился в боевых стартап-действиях (улыбается). Произошло всё, что только могло быть: и команда уходила, и денег не было. В первый год у Monosnap все шло хорошо, но мы не понимали, как монетизировать продукт, как его куда-то продать. В итоге решили делать некий аналог Jira, но для людей, чья работа больше связана с визуальным контентом. Всё делалось в рамках портфельной компании Honda, где были свои жёсткие регламенты, и что-то «сырое» выпускать не хотелось. Прототип делался и обкатывался внутри отделов, студий, сотрудников. В таких обстоятельствах всё в какой-то момент из реального рынка начинает превращаться в форму сферического коня в вакууме. Звезда-путеводитель для стартапа — это деньги. «Follow the money». Где пользователь тебе платит, туда и иди, развивайся.


А как не прогнуться под требования большой компании?

— Некоторые супербольшие неповоротливые энтерпрайзы играют только по своим правилам. Они пытаются всех прогнуть под себя и максимально удешевить разработку. Если ты начинаешь стагнировать и делать кейсы под заказ, чтобы закрыть боль компании, это уже звоночек. Так чаще всего страдают стартапы, которые работают в сфере b2b энтерпрайза. Как мы понимаем, что надо работать с той или иной компанией? Если она присылает запрос и даже готова заплатить на несколько месяцев вперед, мы понимаем, что идея стоящая и мы готовы за нее взяться. Если компания приходит и говорит «сделайте нам вот это», работать без понимания окупится ли идея не стоит. Это и значит не прогнуться перед крупным энтерпрайзом, который пудрит стартаперам мозги своей репутацией. Скорее всего ты скажешь 100 раз «нет» и один раз «да» и от этого только выиграешь.


Самая стрессовая ситуация, в которой вы оказывались?

— Думаю, самая стрессовая ситуация была, когда у нас Атлас схантил половину команды: ушла часть ключевых сотрудников. Мы, скажем так, остались с неприкрытой задницей. Нужно было за месяц пересобрать команду, ввести их в курс дела. Атлас параллельно пытался всячески добить наш проект. Это было очень стрессово (смеется), даже столкнулся с паническими атаками. А так было и закрытие каких-то стартапов, и провалы, и уход крупных клиентов, и приход хакеров. Когда первый раз серваки падают, а сервис перестает работать, сердце колотится, глаза на лоб лезут, не знаешь, что делать. Одним словом, паника. Сейчас это уже почти штатная ситуация. Пока N-ный раз ты в эту яму не наступишь, по лбу палкой не получишь, не сможешь к этому подготовиться. Как справляться со стрессом? Должна быть бесконечная вера в себя и свой успех. На моих глазах за первые полгода в инкубаторе больше половины проектов просто сложили руки и ушли в корпорации, не хватило запала. Не все готовы справляться с массовыми бомбардировками своего продукта и ЧСВ (смеется). Если даже фаундер в свою идею не верит, о каких стартапах может идти речь?


Идеальная команда — это?

— На старте стартапа должна быть команда, которая будет воплощать твои идеи в жизнь и помогать думать. Фаундер — это полководец-фанатик, который ведет всех за собой в светлое будущее. Такой человек должен заражать людей вокруг себя своими идеями и подобрать первых 10 сотрудников под стать себе. Выбирать мини-копию себя, с одной стороны, плохо, потому что должны быть люди-исполнители. Такие люди скорее всего помогут быстрее создать компанию. Но лишь в начале: они больше про решение задач в Jira, а не про взятие ответственности и создание чего-то нового. Образно фаундер — это человек, у которого, как из рога изобилия, сыпятся идеи. Ему нужно постоянно их валидировать команде, где всё строится на взаимном доверии и уважении.


Что для вас ответственность?

— Ответственность перед инвесторами, перед клиентами и делает из тебя «того» стартапера. Она подразумевает, что ты какую-то ценность несёшь. Для инвестора это вера в то, что ты принесёшь ему деньги. Для клиентов это переживания из-за того, что что-то может не работать. Тому же Шопифаю мы экономим время на миллион долларов в год (в человеко-часах). Если Monosnap не будет работать, у них пойдут убытки. Без ответственности вообще тяжело делать стартапы. Если кто-то работает с 9 до 18 часов, это не значит, что у всех такой же график. У кого-то есть бизнес, который работает 24/7. Если у них все упало Новогодней ночью, ты не можешь им ответить «Простите выходной день, я не могу». Отвернуться — это значит, как минимум лишиться клиента, как максимум — нанести ущерб его бизнесу.


Каким достижением в жизни вы гордитесь?

— Monosnap это своего рода детище. С 19 лет было четыре попытки делать разные стартапы, а стрельнул только Monosnap. Причем с него мы и начинали. В последствии мы к нему вернулись, переосмыслили и сделали что-то даже более крутое, чем изначально планировали. Я планирую и дальше его развивать. Суперпафосных мыслей по этому поводу нет, я достаточно открыт к фидбеку и понимаю, что то, что я сегодня делаю, завтра может оказаться совершенно неверным.


Какая следующая big thing?

— Есть ряд инвесторов из фондов, которые видят перспективы роста Monosnap и уверены, что количество пользователей может дойти и до десятков миллионов, а выручка до сотен миллионов долларов в год. Сейчас у меня еще нет потолка, ещё есть куда расти. Нет такого, что я зазвездился, что уже сделал суперкрутой продукт, который не повторить, и все. Нет. Я все также в пути, все так же прохожу уровни в Марио (смеется).


Как думаете, каким вы и ваш проект будете через 5 лет?

— 5 лет или 10 лет назад я и представить не мог, что у нас будут клиенты из большого энтерпрайза, и что у нас будут пользователи из более чем 100 компаний из индекса SNP500. Поэтому спрогнозировать, что будет через 5 лет сложно. Если отталкиваться от каких-то цифр и гипотез, то как максимум мы станем компанией ценой под миллиард. Как минимум по пути нас кто-то выкупит, может быть, Шопифай, Google или Амазон. В таком случае я прекращу проходить эти уровни в Марио и начну делать что-то новое. Может, в рамках большого энтерпрайза, а может, буду создавать новый стартап с этим опытом и деньгами. За 5 лет можно стать кем угодно. Можно уйти в политику и стать президентом или открыть новую компанию. У меня нет ни стратегии, ни плана. Я как тот мем про лыжника. У меня была какая-то тактика и я ее придерживался (смеется).

93 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

— Расскажите пару слов о себе, чем вы занимаетесь? — Последние двадцать лет я занимаюсь маркетингом с уклоном в цифровые технологии. Всё в общем-то началось с рекламного агентства, созданного практиче

#интервью Кто ты, чем занимаешься? Меня зовут Мартинш, мне 40 лет, я адвокат. Занимаюсь финансовым правом уже 20 лет. По сути это про регулируемый рынок, рынок капитала, финансовые инструменты, банки,

#интервью Пару слов о себе, чем ты вообще занимаешься? Меня зовут Дима, я запускаю разные стартапы, сейчас в рамках игрового подразделения Майл.ру занимаюсь маркетингом, биздевом и монетизацией сервис